Сайт клуб знакомств он и она газета ишимский плацдарм

Где в Омске водятся холостяки

Она достаточно широко освещалась в других исследованиях прямую и жестко связывать их лишь с политическими и экономическими (техни- ческими .. частных газет дает серьезный анализ состояния местной печати и кто торговал книгой в Сибири: ишимские мещане Герасим Шевелев и Макар. Люди они пожилые, Сакен помог бы им по хозяйству, Сейфулла доставит Трудно дается ему ученье у Марфы Тимофеевны. Она не сердится, .. Они еще долго ехали по улицам, приближаясь к берегам Ишима. И Между тем журнал «Айкай» напечатал стихотворение Сакена «Родина моя, аул мой». Реалии современности и перспективы будущего Ишима – в интервью главы города . 6 директор урал уральский деловой журнал №6 [72] г. наш сайт, он многое о нас расскажет: ftop.info, директор-урал.рф .. ботников на 1 млн населе- одном из ночных клубов ни: русские мужчины уми -.

Такая политика приносит свои плоды. По оценке Министер- ства регионального развития России, а также Центра эконо- мических исследований, среди всех субъектов Федерации Тю- менская область занимает первое место в рейтингах доходов, занятости населения и инвестиционной привлекательности.

По итогам года Тюменская область получила правитель- ственный грант за успехи в привлечении инвестиций, создании современных производств и новых рабочих мест, повыше- нии налогового потенциала. Говоря о региональной программе улучшения инвестицион- ного климата, Владимир Якушев особо заострил внимание на кадровом обеспечении инвестиционных проектов. В реализации любого проекта важно, чтобы на новых производствах трудились ква- лифицированные специалисты, живущие в области.

Сегодня мы идем по пути точечной работы с каждым предприятием. Владимир Якушев также подчеркнул, что Тюменская об- ласть всегда открыта для инвесторов.

Цена за м2 типовой квартиры на первичном рынке сложилась на уровне 46,7 тыс. На вто- ричном рынке стоимость 1 м2 типового жилья соста- В Тюменской области и автономных вила 47,7 тыс. В среднем ной стоимости жилья по сравнению м2 жилья на первичном рынке стоил 54,4 тыс. Стоимость типового предыдущего года.

В частности, жилья на первичном рынке составила 47,7 тыс. Средняя стоимость В среднем м2 жилья на первичном рынке стоил 1 м2 общей площади квартир разных ти- 60 тыс.

Сто- пов на первичном рынке жилья к концу имость первичного типового жилья составила III квартала года равнялась 58,5 тыс. Сегодня в базе сурсов, организаций туристской индустрии. В целях повышения эффективности деятельности содержится информация по 11 объектам по продвижению туристского продукта, безопасности туризма, качества туристских услуг жилищного фонда всех форм собственности по впервые предлагается использование единой туристской символики автономного округа.

При этом сбор и систематизация инфор- значения и ассоциироваться с принадлежностью к Югре. Система может ав- средств окружного бюджета юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, томатически формировать и контролировать зарегистрированным в автономном округе и осуществляющим туристскую деятель- движение всех производственных документов, ность в Югре, в виде предоставления субсидий и грантов, обеспечения информационно- сроки их исполнения, проверять исполнение консультационного содействия, создания условий для привлечения инвестиций, в том ранее выданных предписаний.

Курс лекций читали препода- завтрак в ресторане. Сегод- типовая мебель, холодильник, ня это направление дея- телевизор, подключено кабельное ТВ, тельности требует серьез- имеется зона Wi-Fi. Это бесплатная возможность для веб-ресурсов разместить на своих страницах тематический справочник организаций вместе с интерактивной картой Тюмени. З апуск конструктора виджетов не любой интернет-проект может бесплатно установить и использовать на витость конкретной отрасли экономики в фактически означает, что отны- регионе, студентам, готовящим исследо- вательскую работу и.

Статистика фор- мируется на основе справочников 2ГИС, своих страницах онлайн-версию 2ГИС — которые уточняются и обновляются спе- подробный справочник с детальной кар- циалистами компании ежемесячно. При этом справочник можно сде- Пользоваться сервисом очень. Например, на сайт про не- можно будет увидеть сравнение этих го- движимость можно установить карту го- родов по общему количеству организа- рода, где указаны новострой- ций с учетом филиалов в указан- ки и легко находится инфра- ной сфере, а также по их числу в пе- структура вокруг.

На ресчете на тыс. Количество вариантов литься с други- ных сервиса в СМИ или в интерне- использования не ограниче- ми проектами те необходима ссылка на 2ГИС.

Для настройки бу- вочной базой данных. Помимо дет достаточно 5 минут и на- Тюмени, сегодня в ней информа- выков активного пользователя — умение ция о 1,5 млн организаций в городах программировать не требуется. А по самой Тюмени справочник Также 20 сентября года запущен содержит подробные данные о 30 новый онлайн-сервис stat. Например, журналистам, готовя- с конструктором щим материалы об инфраструктуре горо- http: Оно находится на границе Красноярского края и Попи- гайской астроблемы — стокилометрового метеоритного кратера.

Напомним, что в текущем году размер материнско- обучения хотят оценить необходимость приобретения компьютера. Набор на бесплатные ком- ребенок или последующие дети. Получить средства можно лишь однократно. Университетские работает подобно жесткому психологи попросили перво- диску компьютера, а краткос- курсников и второкурсников рочная — как очень маленькое вспомнить свои школьные запоминающее устройство. А в случае с чем 9, если научить его объе- успешными. Как динять объекты в группы.

Ведь обмен веществ ской статистики, мужчины в сердечной мышце происходит в раз ин- больше женщин говорят тенсивнее, чем в любом другом органе человека. Средний аме- риканец в месяц Приблизительно 6 месяцев своей жизни наговаривает уходит у жителей мегаполисов на ожидание зеленого цвета светофора. Но по обычным, проводным телефонам женщины раз- говаривают почти вдвое больше, чем мужчины.

Еще в году Россия Россия занимает 1 ме- Россия занимает 3 место в Несколько исследова- занимала е место по сто в мире по числу куря- мире по числу научных ра- телей пронаблюдали в продолжительности жиз- щих детей и подростков.

Лучшие за тем, как и во что было рали на лет раньше, детей и подрост- показатели только у Норве- одето большинство пред- а женщины на лет. По оценкам экспер- го пола, которые пришли место. Средняя рильщиками и к тов, около 20 хорошо провести время. Какие вопросы решает секретариат Союзного государства? Каково работать с Александром Лукашенко? На эти и многие другие вопросы отвечает госсекретарь Союзного государства России и Беларуси Григорий Рапота. Каждые два года кими проблемами.

ООН, других международных инсти- тутов. Россий- ческих язв, других заболеваний. Этот потен- — Возможность, циал сейчас используется? Этот перечень дискомфорта не давайте выгод- можно продолжать. Мы задумали выпуск литера- Владимир государства? Все рассказы молодых авто- почетный консул Белоруссии в Тюмени Владимир Шугля. Делегация оценила возможности Ишимского машиностроительного завода. Стороны выразили стопроцентную заинтересованность точно плодотвор- возникало какое- вать ее будем.

Р Вы в вой ком -ural. Установление дипломатических торые готовы вложить- ,9 отношений Мне это удоб- раскрутим… шесть лет. Некоторые приезжие сразу белорусской интеграции. Библиотека, конечно, очень хо- использовать. Это такая жемчу- жина белорусская.

Какими принципами руководствуются сотрудники в своей работе? Какие профессиональные планы на будущее у организации? Курс на успех Секретами успеха в 5-летний юбилей компании с нами поделился гене- ральный директор Правового Центра Александр Андреевич Артемьев. Каждое направление воз- главляет руководитель отдела.

Сей- ся средние предприятия. Какие направления пла- проблем. Зубрил коран, не понимая его смысла. Аульный мулла, прозванный Деревянной Ногой, заставлял детей заучивать наизусть религиозные догмы.

Сакен скучал на уроках, шалил. Он был живым и любознательным мальчиком. И Жамал и даже Сейфулла все чаще задумывались о будущем своего первенца. И вот он едет в чужой поселок… Весна. Холмистую местность, где расположен Спасский медеплавильный завод, казахи называют Нильди, русские — Успенским рудником. Заводские учреждения и дома чиновников — рядом с заводом, на холме.

Землянки рабочих — в низине. Те, кто душой и телом отдался французскому горнопромышленнику Карно, солидно нажились. Им не страшны ни знойное лето, ни зимняя пурга. Те, кто в низине, страдают от зноя, холода, голода.

Начисто убрав двор, Сакен вышел на улицу. Предстоял урок русского языка, нужно было набраться силенок. Сакен скучает по аулу, по друзьям, по родителям. Трудно дается ему ученье у Марфы Тимофеевны. Она не сердится, не ругает его, но выжимает семь потов. От завода до родного аула Сакена рукой подать. Но никто из родных не спешит навестить. Волостной управитель дал ему медяки на сладости, но разве управитель и медяки могут заменить отца?

Сакен не стал покупать конфеты. Купил самую красивую книгу. В ней столько рисунков. Марфа Тимофеевна повертела, полистала книжицу, улыбнулась и сказала: Она стоила дешево, и у него остались деньги на монпансье. Хорошо, когда бежишь домой, а под мышкой у тебя книга, а в кармане, в жестяной коробке, позвякивают леденцы.

Сакен уже совсем собрался запеть, как из-за холма появился всадник. Надо родиться в степи, чтобы по стуку копыт скакуна, по посадке, еще не разглядев лица, Узнать седока.

Сейфулла обнял сына, не слезая с седла. Потом легко спрыгнул, еще раз обнял и так и не снял тяжелой руки с плеч. Когда они поравнялись с домом Лаврентия Сергеевича, у которого жил и учился Сакен, отец и сын исчерпали все слова любви и тоски, скупые мужские слова, накопившиеся за полгода разлуки. Сакен снял с седла коржун, занес домой. Сейфулла здоровался с Лаврентием Сергеевичем и Марфой Тимофеевной так, будто век не виделись.

Сейфулла ловко отвязал кармашек у красивой, расшитой национальным орнаментом сумки и, как фокусник грациозным движением достает из волшебного ларца сюрпризы, достал и протянул Марфе Тимофеевне что-то мягкое, переливающееся. Эта зима волка было мало. Но я еще найду. А это песец вашей дочке. Марфа Тимофеевна и Лаврентий Сергеевич, словно заранее сговорились, запротестовали. К чему эти подарки!

Мы их не заслужили. Сейфулла с трудом подбирал русские слова. И те, что вспоминал, коверкал безбожно. Я тебе скажу, что ваш труд большой.

К нему подбежала Леночка, Сейфулла набросил на нее хорошо отделанную шкуру песца. Я — волк, старуха — лисица, а Леночка, Лена… как называется по-казахски песец? Марфа Тимофеевна стала накрывать на стол. И Сейфулла затих, погасил улыбку. Он почувствовал себя не в своей тарелке. Сейчас ему подадут ложку и вилку. А что с ними делать?

Отец умоляюще смотрел на сына. Но чем Сакен мог помочь отцу? Лаврентий Сергеевич делал вид, что не замечает затруднений Сейфуллы. Расспрашивал о зимовке, нуждах аула. Марфа Тимофеевна не столько поняла, сколько угадала его мысль, и сразу же возразила. Мешая русские и казахские слова, Марфа Тимофеевна объяснила Сейфулле, что Сакену надо много заниматься, ибо еще очень слабы его знания — не время сейчас возвращаться в аул.

Сейфулла оспаривал ее решение при помощи рук и мимики. В спор вмешался Лаврентий Сергеевич. Так, пожалуй, будет. А ты, моя старушка, тоже немножко отдохнешь от учительствования.

Как вы все на это смотрите? От нещадно палящего солнца растительность потеряла свою зеленую окраску. В ложбинах выцветшая трава еще колышется, а холмы совсем голые.

В Сары-Арке всегда ветрено. На холм, где стоит только что открытая русско-казахская школа, поднимаются двое: Марфа Тимофеевна и Сакен. Сакен помогает учительнице, поддерживает ее под локоть. А она часто останавливается, глубоко дышит, но продолжает давать ученику последние наставления. Мне самой никогда не доводилось с ним беседовать. На холме двухкомнатный белый дом. В просторном классе большая черная доска блестит свежей краской. Видимо, еще никто не дотрагивался до.

Маленький стол и несколько парт, они расставлены в два ряда. Николай Романович Склянкин — учитель и заведующий этой школы — сидел в одиночестве. А это ваш воспитанник? Слышал, слышал, что вы обучаете одного степняка.

Марфа Тимофеевна и Сакен успокоились. Да и Марфа Тимофеевна насторожилась. Этот диалог обрадовал Николая Романовича, ибо казахские дети в школу приходят, не зная ни одного русского слова.

У мальчика и произношение правильное. Видимо Марфа Тимофеевна за время пребывания Сакена в их доме сделала все, что было. Обычно казахские дети ведут себя очень застенчиво. Робко отвечают на вопросы. А если и отвечают, то так невнятно, что их трудно понять. Николай Романович был уверен, что это связано с национальным характером. Но ответы Сакена несколько поколебали его выводы. Сакен в недоумении умоляюще посмотрел на Марфу Тимофеевну. Что такое мел, он не. И учительница забыла ему объяснить.

Николай Романович показал Сакену на предмет, напоминавший белый камень. Сакен решительно подошел к доске. Он слышал, что на доске пишут. Но неужели этим белым камнем? Сакен осторожно взял мел и держал его, словно боялся, что он взорвется у него в руках. Попробовал выводить буквы А, Б, В.

Нервы Марфы Тимофеевна не выдержали, она прослезилась. Николай Романович одобрительно похлопал Сакена по спине. Теперь двери школы были открыты. Счастливые дни начавшейся учебы были омрачены смертью Марфы Тимофеевны. Лаврентий Сергеевич и маленькая Леночка — приемная дочь — никак не могут оправиться от утраты. Когда-то светлая, просторная квартира без старой учительницы выглядит мрачной, неуютной.

Если до сих пор уделом Сакена была уборка двора, то теперь ему пришлось взять на себя обязанности и домохозяйки. Он готовит обед, прибирает квартиру. В школе на время забывается, возвращается домой — и снова наваливается печаль.

Глубокой осенью приехал Сейфулла. По казахскому обычаю выразил соболезнование Лаврентию Сергеевичу. Но после нескольких слов они замолчали.

Сейфулла считал нетактичным и неуместным начать сейчас разговор о дальнейшем пребывании Сакена в этом доме. В такие трудные и грустные дни не следует Сакену оставлять эту семью. Лаврентий Сергеевич угадал мысли Сейфуллы. Но что же делать — Сакенчику нужно учиться. А готовить уроки и ухаживать за нами — слишком много забот на одни плечи. Сакен большой, будет жить и учиться у. Но, тамыр, не нужно мешать Сакену. Пусть Сакенчик учится свободно, не зная забот и горя. Нам, старикам, умирать, а им жить.

Однако Сейфулла стоял на. Мой сын отсюда никуда не пойдет. Живите вместе, что ты кушаит — он тоже, что ты работаит — он.

Book: Наваждение

И, решив, что дело улажено, Сейфулла молча вышел из дома, да с тем и уехал в свой родной аул. А в начале лета Лаврентий Сергеевич отправился куда-то на Урал. Сакен переехал на квартиру знакомого почтовоза Тунгышбая. Жена Тунгышбая заставляла Сакена работать день и ночь. Посылала за водой, заставляла даже стирать пеленки для новорожденного.

Все было бы полбеды, но она без конца бранила Сакена, унижала, а иногда даже кидалась на него с кулаками. Во время еды смотрела Сатану в рот так, что даже чай застревал у него в горле. Сакен похудел, стал мрачным.

Когда выдавались свободные минуты, уходил из дому и бежал в кузницу, где работал знакомый кузнец Ибрай. Здесь все было необычным. И грохот молотов, и жара раскаленного металла, и бесконечная песнь Ибрая. Он сам придумывал новые слова к старым мотивам. Когда он пел, его подручные Асан, Усен, Арын затихали. Жадно слушал кузнеца и Сакен.

Однажды Ибрай обратился к Сакену: Видимо, тебе нелегко живется. Знаю, жена Тунгышбая — дрянь. Отец не приезжал еще? Ты его знаешь, он работает на конюшне заводоуправления. А что, если ты будешь жить у него? Когда приедет твой отец, я объясню ему, что к чему. Тебе лучше будет у Закирбека, и он, и его жена не злые люди. Твой отец — охотник, он доставит продукты и деньги. Сегодня вечером, в конце рабочего дня, приходи сюда, я тебя отведу к Закирбеку.

Утром — в школе, после обеда — в кузнице Ибрая. Школа и кузница несли новые знания. А ведь это было время, когда вспыхнула первая русская революция — годов. Отзвуки ее боев докатились и до казахских степей, до Спасского медеплавильного завода.

На глазах у Сакена прошла и известная забастовка горняков на Успенском руднике. Ранним утром 9 декабря года жизнь в рабочем поселке замерла. Не слышно привычного рева заводского гудка. Не видно и рабочих, которые обычно в это время брели к шахтам и заводу. И обычно в такие дни Сакен сидел дома, как и остальные поселковые ребята.

Но сегодня чуть свет за ним забежали Альжан Жумажанов — сын рабочего с медеплавильного завода, и Ахмедия Аханов, отец которого работал там.

Собрание на заводе. Можно ли пропустить такое событие! И пусть себе лютует мороз — они не уйдут, пока все не выяснят. Суровы лица рабочих, особенно. Все молчат, ждут чего-то. Через несколько минут здоровяк Топорнин уже держал речь: Да еще пугают штрафом — кто не выйдет на работу, тому пишется акауыз. Ну, думайте, и прошу высказаться.

Вышел русский рабочий и сказал: Пусть сокращают рабочее время и увеличивают оплату. Если не выполнят этого требования, никто из нас на работу не выйдет. Так и передайте этим хапугам, домашним крысам! Слово взял Али Байчагиров: Вот здесь сегодня мы, и русские и казахи, объединились. Как же нам не объединяться, если мы вместе работаем, вместе страдаем, терпим издевательства.

Кто из нас может сказать, что живет как человек. Плохо, очень плохо оплачивается наш изнурительный труд, полуголодное существование нас самих и членов семей наших дальше нетерпимо. Вы слышали, что они, эти холуи, отказываются прибавить оплату. Что же нам остается делать? Мы, казахи из соседних аулов, при помощи родичей можем продержаться еще несколько дней.

Можно походить по аулам, попросить продовольствия. Наверное, так и придется сделать. Но нам еще надо подумать о положений наших русских друзей. Они-то живут впроголодь, запаса у них. И не у кого взять. Я думаю, мы, казахи, поделимся с. Наш Русско-киргизский союз должен доказать, что он жизнеспособен.

Затем слова попросил кузнец Ибрай. Наш союз будет жить. Только организованная борьба достигает цели. Они сегодня нам отказали, но мы не пойдем на уступки. Будем продолжать нашу забастовку. Они вынуждены будут сами прийти к. Вот здесь Али Байчагиров хорошо сказал, что казахи помогут русским братьям. Это и есть конкретный, деловой союз. Давайте сплоченно будем держаться. Кто согласен, пусть поднимет руку. Поднялся лес рук, изможденных от работы, но крепких и сильных.

Администраторы по одиночке приглашали рабочих, уговаривали выйти на работу, угрожали увольнением. Забастовка приносила хозяевам колоссальный ущерб. В конце концов администрация согласилась с требованиями Русско-киргизского союза. Но, конечно, с оговорками. Так была достигнута первая в бескрайной казахской степи победа рабочих. Наступила цветущая весна в Сары-Арке. Особенно молодежь рада ввесне. После рабочего дня, перед закатом солнца, молодые люди поднимаются на холм, потом спускаются в ложбины.

Здесь у них веселье. Из семи жердей сколачивают качели, на качели садятся двое — юноша и девушка. Они всегда объект звонкого и язвительного смеха. А им следует уметь петь. И так до полуночи. Нужно ночью найти белую кость — асык лошади или верблюда. Их много в степи. Но найти надо ту, которую забросит ведущий игры. И нужно найти. Поиск кости в лунной ночи сравнительно легок, а в безлунной — довольно затруднителен. Душой этого молодежного веселья всегда были подручные кузнеца Ибрая — Усен и Арын.

В один из таких вечеров случилось маленькое событие, которое, однако, имело далеко идущие последствия. Толмач управляющего Амир схватил за руку понравившуюся ему девушку по имени Гулбану, приглашая ее к поиску аксуйека. Девушка вырвала руку и при этом порвала платье. Наступая, Амир нагло заявил ей: Джигиты с мозолистыми руками тебе его не купят. Гулбану оттолкнула Амира и кинулась к группе молодежи, где затевали свою очередную игру Асан, Арын и Усен.

Все оглянулись на Гулбану. Рукав ее платья висел на ниточке. Гулбану рассказала, что произошло. Усен решил отомстить Амиру. Однажды, подходя к кузнице, Сакеи увидел Арына, Асана и Усена с бумагой и карандашом в руках. Друзья объяснили, что хотят осмеять Амира, но пока ничего у них не получается.

Сами же поспешили в кузницу. Нежданно-негаданно на голову Сакена свалилось это задание, оно и во сне ему не снилось. Неудобно отказать в просьбе старшим, но как выйти из затруднительного положения? Ведь он никогда не сочинял, даже и не пытался, не было необходимости. Но сказать, что он не в силах, тоже неловко — как-никак он ведь грамотный. К тому же считается, что любой казах умеет сочинять стихи. Не зря же ориенталисты утверждают, что казахский народ — народ поэтов.

Об этом Сакену рассказала однажды Марфа Тимофеевна. Сакен не пошел в кузницу, побежал домой. Второпях схватил карандаш и сразу же сел писать. Без остановки исписал полстраницы. Похоже или непохоже это на стихотворение? Над этим Сакен не задумывался. Он просто старался выложить то, что пришло на ум. Но когда перечитал — ужаснулся. Получилась какая-то чушь, ни ладу, ни смысла. Прочитал еще раз вслух. Нет, эти стихи нельзя пропеть.

А что, если начать со знакомого куплета? Написал несколько строк, заученных с детства. Стихи как стихи… Но ведь нужно выдумать. В голову лезли знакомые рифмы. А на языке вертелось: Ты высоко в мечтах всегда паришь. Ну что ты можешь, выскочка? Это подходит к поведению Амира, он же всегда старается быть на виду.

Народ таких окрестил выскочками. Но как осмеять, осрамить его? Не ведаешь того, что говоришь. Позор тебе, хвастун, невежда, выскочка! Надо бы так и продолжать. А подходят ли рифмы этого куплета к народной мелодии?

Попробовал пропеть — ничего, как будто бы складно. Опять взялся за карандаш. Писал, читал, снова писал, зачеркивал. Хотел было внести в стихи имена друзей, Гулбану, но они в стихи никак не вписывались.

Так и не удалось их вставить в стрдеу. Теперь самое главное — прояснить общий смысл того, что он хочет сказать. Коль ничего не можешь, не хвались, Коль скуден ум, не быть тебе хваленым. Сакен обрадовался, дописав эти строки.

Еще раз прочитал написанное и выскочил из дому. Увидел, что кузнецы уже спускаются с холма. Остановил и, задыхаясь от бега и волнения, тут же прочитал им стихи. Они слушали, перемигиваясь, посмеиваясь, и в результате одобрили три куплета. Нет конца веселью, но вот Усен и Гулбану запели. Им вторят Асан и Арын. Знакомая мелодия, но текст песни новый. Слушатели сразу заметили это, примолкли. Когда была спета последняя строка, молодежь огласила вечернюю степь громким хохотом.

Посрамленный Амир убежал с вечеринки. Сакен и не думал, что его первое творение привлечет всеобщее внимание. О его стихотворном даре заговорили. Первый успех окрылил Сакена. И хотелось вновь взяться за стихи. Вместе с Сакеном учился его троюродный брат Такай Ташмухаметсын волостного управителя Нильдинской волости — Жакена. Такай умом не блистал. Он сорил отцовскими деньгами, был драчлив, заносчив, презирал Сакена и его друзей. Он засел за новое стихотворение. Писалось на сей раз легко.

И через несколько дней тщательно переписанное арабским шрифтом стихотворение стало достоянием не только соклассников Сакена, но и молодых рабочих Успенска. Богат мой род, но беден мой отец. Мой взгляд тяжел и мрачен, как свинец. Нет у меня дурманящих монет, И потому мне не купить конфет. Такай — сын бая — учится со. И сладостями полон его рот. Мы жаждем знаний, мы идем вперед, А он надменно ходит стороной. Мой друг Альжан, не подражай ему: Он одинок, он отойдет во тьму.

Учись у настоящих знатоков — У мудрых, дальнозорких степняков. Вот и пройдена программа начальной школы. В этом году у Николая Романовича школу оканчивают восемь учеников. Миша и Гриша поедут учиться на Урал. Такай тоже будет учиться — таково желание его отца. Хотя Николай Романович уверен — ничего путного из Такая не выйдет. А вот Альжан и Сакен — два самых способных ученика — бедны.

Отец Альжана рабочий, едва-едва сводит концы с концами. И мечтает лишь о том, чтобы сын стал хотя бы толмачом или писцом. Но особенно беспокоит Николая Романовича судьба Сакена. Ведь Сейфулла беспечен, он любит охоту и веселье. Не слишком-то он озабочен судьбою своих семерых детей. Его больше тревожит, какая будет в этом году погода, охота, где намечаются скачки и той, праздники и свадьбы.

Правда, умелая и умная мать Сакена Жамал каким-то чудом все же содержит семью, обременяя себя всеми заботами и женщины-матери, и мужчины-кормильца. Николай Романович усадил друзей. Вы — первый наш выпуск, первые наши ласточки.

Скоро вам придется самостоятельно искать свою дорогу в жизни. Вы еще маленькие, но жизнь с этим не считается. Сможете ли вы продолжить учебу, или же ваши родители определят вас толмачами к волостным управителям? Только знаю, что полноценными переводчиками вы не можете быть, у вас не хватает знаний.

Где в Омске водятся холостяки

В первый раз учитель заговорил с ними как со взрослыми. И они не знают, что ответить. Им и радостно, и жутко, а в душе теплятся светлые детские мечты. Об этом со мной никто не беседовал, кроме вас, но есть у меня своя мечта. Там бывали наши старики.

Рассказывали, что жизнь в городе не похожа на степную. Вас сразу в гимназию не примут, знания не соответствуют. Больше ничего не сказал учитель.

Но в душе у Сакена крепла надежда увидеть город, продолжить учебу. Казахские аулы — на джайлау. Но уже близится осень, хмурится небо. В дни каникул Сакен пристрастился к охотничьему ружью отца. С приближением осени он все реже и реже выходит в степь. И мать с тревогой поглядывает на.

Что будет с ее красавцем сыном? Она отгоняет от него злых духов, она гордится. Но что скажет отец? Как решится судьба Сакена? И вот настал этот день, Сейфулла озабоченно спросил: Скоро начнется учеба, я сам отвезу.

А ты нашел барана для гостинца? А то неприлично с пустыми руками ехать в город. До Акмолинска от джайлау верст. На верховой лошади можно доскакать за два дня. Но они ехали не спеша. Останавливались в крупных аулах. И только на четвертые сутки попали в город. Он представлял себе Акмолинск огромным городом с многоэтажными домами. Степная молва о нем была шумной, громкой.

Окраинные дома оказались глинобитными, низкими и грязными. Все чаще стали встречаться деревянные дома с разукрашенными карнизами и ставнями. Но такие же Сакен видел в Успенске, в больших русских поселках, куда они заворачивали по пути. Наконец Сакен заметил длинные здания — торговые ряды. А вон видишь самый длинный дом — это магазин Кубрина. Они еще долго ехали по улицам, приближаясь к берегам Ишима. И Сакен тешил себя надеждой, что город Акмолинск где-то там впереди, а пока они едут по Карауткелю.

Акмолинск основан в году на высоком берегу реки Ишима как казачий форпост. В году он был преобразован в уездный город. В начале XX века в нем насчитывалось всего около восьми тысяч жителей. Здесь шел широкий обмен товаров фабрично-заводской промышленности на продукцию степи.

Местная торговля находилась в руках семьи Кубриных, владельцев обширных магазинов. Были здесь мыловаренный, кожевенный, маслобойный, пивомедоваренный и пряничный заводы, казенный винный склад, много кузниц и мельниц. В городе расположились уездное казначейство, почтово-телеграфная контора, аптека. Культурные учреждения города были немногочисленны: За городом расположилась низшая сельскохозяйственная школа с опытным полем и садом. С внешней стороны город мало чем отличается от других городов края.

Каменные строения только на главной площади. Улицы немощеные, кое-где они освещаются керосиновыми фонарями. Несколько извозчиков пухнут от безделья. Гостиниц и номеров для приезжающих в городе нет… На берегу реки — большой дом.

Сейфулла направился к этому дому. Здесь живет ветеринарный фельдшер Шаймерден Ниязов — один из влиятельнейших людей, и не только среди казахов. Жена фельдшера Батен встретила гостей радушно. Расспросила обо всех, кого знала в ауле. Сейфулла преподнес ей от имени Жамал молочные деликатесы — курт, иримшик, сыкпа, сливочное масло — все не лишнее в хозяйстве.

Шаймердена дома не. Я сейчас поставлю самовар. А ты что стоишь как вкопанный? Пока гости приводили себя в порядок, подоспел чай. Выпив две-три чашки чаю, Сакен почувствовал усталость и примостился в самом дальнем углу, где постелен был толстый бостек — матрац малого размера.

Четырехдневный путь на лошади верхом действительно измучил Сакена, ибо ему это не было привычным, как отцу. Попытались разбудить его к ужину, Сакен не проснулся. Фельдшер Ниязов был уже дома. Посмеиваясь, он посоветовал оставить Сакена в покое. Сакен проснулся рано утром. Все еще спали крепким сном. Чтобы никого не разбудить, Сакен на цыпочках вышел в переднюю. Обулся, осторожно открыл двери и очутился на улице. Русские и казахские женщины, подоив коров, выгоняли их в стадо. Долго бродил среди приземистых деревянных строений, отличающихся друг от друга разве только своими подвалами да заборами.

Наконец выбрался к высокому каменному зданию со множеством резных и лепных украшений, ажурным балконом. Хотел подойти поближе, но из-под ворот вылез огромный волкодав и так свирепо зарычал, что Сакен поспешил ретироваться.

Потом он узнал, что в этом доме живет Кубрин — купец, известный далеко за пределами Акмолинского уезда. Недалеко от дома Кубрина стояло кирпичное двухэтажное здание.

Сакен подошел поближе и остановился, восхищенный искусством строителей, которые сумели так сложить стены дома, что простой кирпич образовал причудливые узоры и невольно притягивал взгляды. Вскоре Сакен наткнулся на другой дом, напоминавший тот, который так ему понравился. Сакен подошел к парадному подъезду и увидел надпись: Видимо, и здесь ему предстоит учиться.

Долго еще блуждал Сакен по городу, разглядывал, удивлялся. Устал и повернул обратно к дому фельдшера. А все же унылое у него осталось впечатление от этого грязного, почти лишенного зелени города. Подходя к дому, Сакен услышал в открытое окно, как Ниязов отчитывает Сейфуллу.